Дальше: Биография
RU ENG 日本語
Masaaki Ikemiyagi
Masaaki Ikemiyagi

Предисловие

Материал, который вы читаете, основан на достоверной информации из первых рук, полученной в апреле 2018 года в ходе поездки на Окинаву. Наша группа несколько дней провела с одним из известнейших мастеров окинавского карате, девятым даном, председателем правления Всеокинавской федерации каратэ и кобудо — Сенсеем Масааки Икемияги.

Вместе с Мастером мы изучили его бесценные архивы документов и фото-графий, посетили тренировки и взяли интервью у учеников. Благодарим наших героев за помощь в подготовке материала. Приятного чтения.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Приглаживая бороду дракону, наступить на хвост тигру

В 1987 году Окинаве был брошен вызов. Чемпион Японии по смешанному стилю кикбоксинга в двух весовых категориях Шиза Такеши официально заявил, что готов биться с любым мастером окинавского карате по правилам шутбоксинга, которые позволяют работать ногами и руками, использовать броски и болевые приемы в стойке. Были оповещены самые известные каратисты Японии, но никто не хотел участвовать в поединке.

Бой принял мастер Годзю-рю Масааки Икемияги, которому на тот момент было 33 года. Такеши выступал в тяжелом весе, Икемияги же весил 65 килограммов. В качестве гандикапа хотели добавить вес перчаткам каратиста, но в итоге бойцам выдали одинаковые перчатки. А удары коленом и броски, которые назвали запрещенными приемами, на деле активно использовались соперником. В наше время такой матч принес бы организаторам и бойцам немало денег. Но в те времена люди выходили на ринг за нечто другое.

Что заставило мастера окинавского карате принять вызов известного чемпиона? В чем исключительность боевого искусства Годзю-рю, как оно трансформировалось со временем и куда пришло сейчас? Задать эти вопросы мы решили самому Икемияги-Сенсею.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Встреча с Мастером

Чтобы встретиться с Сенсеем, мы отправились в Наху — столицу и порт острова Окинава. Портовые города всегда становились воротами страны, обрастали торговыми предприятиями и всем заграничным. Наха не стала исключением.

Во второй половине XIX века между Окинавой и Китаем возникли тесные политические связи. Это привело к тому, что многие окинавцы отправились в Поднебесную в поисках секретов боевых искусств. Некоторым в результате удалось создать свои боевые системы. Среди них карате годзю-рю.

Мы прибыли в город Окинава, где много лет живет и проводит тренировки один из известнейших мастеров окинавского карате, наследник традиций Годзю-рю, девятый дан, Сенсей Масааки Икемияги. Сегодня это один из немногих признанных учеников знаменитого Мастера Яги Мейтоку, который продолжает активно проводить тренировки.

Мастер встретил нас у дверей своего дома. На третьем этаже находится Икемияги-Додзё, а на втором этаже Сенсей живет и работает. Сейчас Мастеру 65 лет, он невысокого роста, а вес его не превышает 75 килограммов. Тем удивительнее, что ему нет равных в поединках даже с самыми искусными соперниками.

Мы слышали, что тренировки Мастера оказываются слишком жесткими и изматывающими даже для хорошо подготовленных каратистов, а также, что ему нет равных в набивке рук — его кулаки не уступают в твердости камню и без труда ломают бетонные блоки и доски. Это позднее мы узнали, что Сенсей вполне миролюбивый человек: выращивает бонсай на балконе, великолепно готовит креветки и онигири и даже умеет шить. А тогда мы немного волновались перед встречей с Мастером, обладающим такой сверхъестественной силой.

В личном кабинете Сенсея хранится множество артефактов, свитков, наград и фотографий. Чего здесь только не найдешь: грамоты и медали разных лет, старые журналы и газеты, даже автограф Арнольда Шварценеггера. Икемияги лично много лет занимался исследованием истории окинавского карате. Беседа с ним была исключительной и очень теплой: до нас его личные архивы видели немногие, а давать интервью он не слишком любит.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Годзю-рю vs Икемияги-рю

Сегодня Годзю-рю — один из основных стилей карате, сочетающий комбинации жесткой и мягкой техник. Одна из главных организаций, представляющих окинавское Годзю-рю в мире — Всеокинавская федерация карате, председателем которой является Икемияги-Сенсей.

Окинавское Годзю-рю учит бить с сокрушительной силой и плавно уходить от ударов соперника. Выражаясь образно, сдирать шкуру с разъяренного буйвола нужно с такой же легкостью, с которой вы ведете кистью по бумаге, занимаясь каллиграфией. Но подобная изящность жестких ударов приходит только в результате многолетних тренировок.

Тело человека рассматривается, как одновременно твердое — го и мягкое — дзю. Чтобы приемы были эффективными, к твердым частям надо применять приемы дзю, а к мягким — го. Например, для живота используют твердый прямой удар кулаком — а по голове бьют мягкой частью руки.

В реальной жизни никогда не угадаешь, с кем и в какой день тебе придется биться. Именно потому в традиционном окинавском карате нет соревнований и весовых категорий. А также нет возможности заранее изучить своего противника, его тактику и слабые места. Все это развивает гибкость и понимание, что в форме нужно находиться 365 дней в году.

Основа Годзю-рю — это ката. Мастер говорит, что даже если вы никогда не вступали в поединки и изучали только ката, в экстренной ситуации благодаря долгой закалке тела вы сможете эффективно применить эти приемы против реального противника.

В годы, когда Икемияги-Сенсей только начинал заниматься карате, существовала определенная последовательность изучения ката. Начинали с элементарных Фукюката-1,2 и постепенно подходили к высшему ката в Годзю-рю — Супаринпей. Мастер рассказывает, что в старые времена этому ката не учили без достижения пятого дана.

Запомнить технику всех ката можно за два-три месяца. Но смысл не в том, чтобы просто уметь повторить их. Для глубокого понимания и освоения требуются годы тренировок и оттачивания мастерства.

В наше время Супаринпей обучают даже детей, если оно нужно для соревнований. Да, ребенок запомнит последовательность приемов, но освоит ли он его на самом деле?

Поэтому один и тот же Санчин будет отличатся у учеников с белым поясом, тех, кто занимается пару месяцев, или двадцать лет.

В древности карате воспринималось как грозное оружие. Поэтому грубых и агрессивных людей на Окинаве не обучали единоборствам. Сейчас никто не выясняет, какой характер у человека, пришедшего в додзё, и в каких целях он хочет использовать свои навыки — карате преподают всем желающим. Однако Мастер видит в этом и положительную сторону. Так, дети, занимаясь боевыми искусствами, становятся прилежнее, целеустремленнее и добрее — они учатся многим вещам, которые потом смогут использовать на благо общества.

Мастер обучает в своем Додзё не только основам карате, но и вариациям их применения для каждого конкретного ученика. Эта часть обучения — его собственные методики и разработки для выхода из сложных ситуаций во время поединка. Их ученики особенно ценят, и даже придумали для авторской техники Мастера специальное название — Икемияги-рю.

Многие из этих приемов родились после заграничных поездок. К примеру, на международных семинарах Икемияги-Сенсей нередко встречал крупных соперников, с которыми маленькому человеку проблематично справиться. Тогда сам он разработал приемы, с помощью которых это можно сделать. Другие приемы появились в арсенале Мастера в результате исследования и переосмысления истории и традиций Годзю-рю.

Икемияги-Сенсей показывает свои разработки только внутри Додзё и только после основной тренировки — и вот почему: «Если я стану рассказывать о нетрадиционных приемах на тренировках, появятся коллеги, которые будут критиковать — хотя мне, например, кажется, что прием удачный. Чтобы не уходить в сторону от основ Годзю-рю, я говорю о подобных вещах, как всего лишь о разборе приемов».

Из-за скромности и нежелания идти вразрез с традиционным Годзю-рю Мастер настаивает на том, что на самом деле никакого Икемияги-рю не существует — это только разговоры между собой в Додзё.

Вообще, этот термин — «Икемияги-рю» — придумал мой ученик из Америки Рон. Он занимался карате у других сенсеев, а когда пришел ко мне, сказал, что мое карате чем-то отличается, и дал ему такое вот шуточное название. Оно довольно быстро распространилось. Мне даже рассказывали, что кто-то из Индии собирался ко мне на семинар и написал в анкете, что цель его визита — изучение «Икемияги-рю».

На это человек из консульства ответил, что он никогда не слышал об Икемияги-рю. В итоге визу не дали. Вот такой казус. Так что никакого Икемияги-рю нет. Может оно появится, когда я умру. А пока настаиваю на Годзю-рю в Икемияги-додзё!

Ученики Мастера говорят, что в его Додзё такой же основательный подход к тренировкам, как в старые времена. Он всегда приходит за час до учеников и делает свою базовую тренировку, а потом тренируется вместе с ними.

Один из старейших учеников Икемияги — Киндзё Сатору. Он занимается карате с Сенсеем больше тридцати лет, обладает седьмым даном по карате и сам уже стал учителем Годзю-рю. Лучезарная улыбка, как у кинозвезды, и юношеская фигура ничем не выдают, что ему уже за шестьдесят.

Киндзё называет Икемияги-Сенсея своим кумиром: «Сенсей самый маленький в нашей организации карате, но во всем рукастый. Он в десять раз, наверное, выносливее, чем я. А когда с ним тренируешься, например практикуешь Якусоку-кумите, кажется, если он ударит или сделает выпад, то поломает тебя».

По словам Киндзё, в Додзё часто приезжают иностранцы, особенно из Америки. Они все время гадают, откуда же эта сила в таком маленьком теле. Кто-то думает, что это результат упорного обучения, а кто-то все списывает на талант, полученный при рождении. Больше всего их впечатляет его техника Дзию-кумите. Если Сенсею наносят удар, он расшатывает противника и, выведя из равновесия, приканчивает его молниеносными ударами. Это выглядит очень эффектно и устрашающе.

ГЛАВА Четвертая

Как непослушный ребёнок
стал Сенсеем

Рукопашные бои нравились Масааки Икемияги с раннего детства. В пятнадцать лет он стал учеником Мэйтоку Яги. С этого момента Икемияги приступил к основательному изучению карате.

Сенсей Яги учил не только правильному выполнению ката. В его додзё молодой Икемияги, который сам говорит о себе в то время, как о трудном и капризном подростке, почерпнул философию карате и его истинное предназначение. Он научился в любой ситуации держаться достойно, с добротой относиться к людям и понял, как важно изо дня в день закалять не только тело, но и дух.

В то время тренировки были очень интенсивными. Они проходили пять раз в неделю, с понедельника по пятницу, и длились по полтора-два часа. Для сравнения сейчас тренировки в додзё в основном проводятся по понедельникам, средам и пятницам или же всего два раза в неделю.

«Раньше количество тренировок было больше в два раза, а то и в две тысячи раз», — говорит Икемияги. Учась в старшей школе, он сначала занимался карате в школьном клубе, а потом еще шел на тренировку в додзё. В университете также занимался в клубе два часа, потом еще полтора часа в додзё. То есть каждый день Сенсей тренировался по три-четыре часа. Сейчас такое сложно представить. Такого режима придерживаются разве что спортсмены, которые готовятся к Олимпиаде.

Масааки Икемияги (нижний ряд, третий справа) с Учителем Яги (нижний ряд, четвертый справа)
ГЛАВА Пятая

Дом воина, чистого душой

Икемияги-Сенсей построил и открыл свое Додзё, когда ему было двадцать семь лет — в 1981 году. Тогда у него уже был пятый дан и ему хотелось иметь свое место для тренировок. Раньше не все могли позволить себе зал — тренировались на лужайках, на кладбищах, даже на площади. Поэтому открытие собственного додзё было огромным достижением. Мастер рассказал нам, что проектировал зал вместе с архитектором. Были свои тонкости: боксерские груши установлены на подъемных механизмах, а еще в Додзё двойной пол со встроенным резиновым покрытием, чтобы гасить вибрацию.

Школа Икемияги носит название «Мейбукан». Иероглифы, которые используются в названии, написал один из трех талантов эпохи Мейджи — Ямаока Тессю. Они означают: «Дом воина, чистого душой».

Фамильный герб Икемияги, изображенный на форме его школы. Первыми носить его начали зарубежные ученики Сенсея, а он — вслед за ними. Герб называется «футаэгомон», раньше он означал приближенность семьи к королю. В основном «футаэгомоны» есть у самураев и высшего сословия.

По регламенту Международной федерации окинавского карате-до, одна линия на поясе означает, что это ренси (инструктор), две линии — кёуси (учитель), три линии — ханси (мастер). Чтобы стать ренси нужен шестой дан, для кёуси — седьмой или восьмой дан, для ханси — девятый или десятый.

После открытия додзё Икемияги-Сенсей начал много путешествовать с семинарами по всему миру. Он проводит тренировки в Бразилии, Австралии, Америке, России, Италии, Испании, Франции, Германии, Англии, Вьетнаме, Индонезии, Индии. В некоторых из этих стран открылись филиалы его школы. Самый старый филиал в Австралии — ему уже тридцать пять лет. Американскому — пятнадцать лет. Русскому — десять. В каждой стране свои руководители.

Найдите додзё ученика Масааки Икемияги в вашей стране

Представители

Икемияги говорит, что главная цель создания такой системы филиалов — распространять знания о Годзю-рю в разных странах и помогать формироваться личностям, которые стремились бы приносить миру пользу.

Уже тридцать семь лет Сенсей безотказно принимает в своем Додзё всех, кто к нему приходит, даже если травмировался или заболел. Он сожалеет, что лишь немногие ученики вырастают в мастеров, которые впоследствии открывают свои додзё. И тем не менее, через своих учеников, открывших додзё в разных странах, он вдохновил на совершенствование в карте тысячи последователей стиля Годзю-рю.

ГЛАВА Шестая

От Канрё Хигаонны до Масааки Икемияги

Основоположником стиля Годзю-рю считается Хигаонна Канрё, родившийся в Нахе в 1853 году. По месту его рождения стиль сначала назывался «Наха-те». У Канрё-Сенсея была большая семья из низшего класса самураев.

портрет Канрё Хигаонна

Канрё Хигаонна

создатель окинавского стиля «Наха-те»

Когда ему исполнилось двенадцать лет, его отец был убит в драке, и Канрё пришлось взять на себя роль главы семьи. В четырнадцать лет он отправился в Китай и стал обучаться в додзё Мастера Рюрюко, который был карзинщиком и жил в двухэтажном доме. С утра он тренировался, днем работал на заводе, а вечером его снова ждали суровые тренировки. Говорят, что первые пять лет он отрабатывал только ката Санчин. В период, когда отношения между Китаем и Японией обострились, Рюрюко был вынужден отправить Канрё домой, на Окинаву.

В 1901 году карате впервые было введено в программу начальной школы на Окинаве и многие мастера задумались о массовом обучении. В 1905 году Канрё Хигаонна начал преподавать в школе города Наха.

портрет Тёдзюн Мияги

Тёдзюн Мияги

создатель Годзю-рю, обучался у Хигаонны

Он проводил занятия два раза в неделю на школьном дворе, и у него появились ученики. Одним из них был Тёдзюн Мияги — впоследствии выдающийся мастер боевых искусств, давший стилю имя Годзю-рю. Позднее Мияги вспоминал, что тренировки с Канрё были такими тяжелыми, что несколько раз он хотел бросить занятия. Но природное упрямство победило, и он стал заниматься только боевыми искусствами, отказавшись от учебы и работы в банке. Именно тогда Канрё увидел, что у этого юноши большие перспективы и стал его усиленно тренировать.

Раньше не было стилей. Названия карате давались по местности: Сюри, Наха, Томари. Однажды в будокан на основном острове Яги-Сенсея спросили, что у них за стиль. Он вернулся на Окинаву и задал этот вопрос Учителю Мияги. Тот ответил, что в Бубиси есть фраза «Хо Годзю Донто», описывающая гармонию между твердым и мягким, поэтому стиль назовем Годзю-рю. Это стало началом стиля.

Известно, что Канрё Хигаонна не обучал своих учеников всем ката. В обязательную программу входило Санчин и одно ката, наиболее подходящее конкретному человеку. Молодому Мияги досталось Супаринпей.

портрет Мэйтоку Яги

Мэйтоку Яги

главный ученик Тёдзуна Мияги

Еще Мастер проводил индивидуальные тренировки, на которых открывал Тёдзуну Мияги настоящие тайны боевого искусства.

Авторитет Учителя Мияги был очень высок, поэтому многие хотели быть его учениками, однако сам Мастер считал своими таковыми не более десяти человек, а ближайшими последователями назвал за всю жизнь лишь нескольких: Мэйтоку Яги, Эити Миядзато, Сэйко Хига, Томоёзэ, Гогэна Ямагути.

По легенде, Тёдзюн Мияги передал Учителю Яги все знания от своих учителей. При этом Мияги-Сенсей сказал, что недопустимо, если все уйдут на войну и знания навсегда пропадут. Достоверность этой истории не проверялась, и я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть ее.

В 1940 году был создан комитет Окинавского карате, в который входили главные мастера Окинавы. Перед ними встала задача разработать ката для преподавания карате в школах. Их целью было воспитать будущих воинов, а карате — отличный способ развить физическую силу. Духовная сторона карате также была очень важна в этом процессе. Так появились массовые ката, которые до сих пор преподаются в школах.

Вместе с этим есть много наставлений о тайных техниках карате. Окинава открывала секреты боевого мастерства далеко не всем.

Вторая мировая война оказала на окинавское карате разрушительное действие. В октябре 1945 года США атаковали Окинаву. Дождь из бомб превратил колыбель Годзю-рю в выжженное кладбище. Многие выдающиеся мастера и ученики погибли. Бесценные архивы и документы сгорели в огне.

Окинава долго восстанавливалась после сокрушительного удара, переживая тяжелые послевоенные годы. Однако карате не забыли. Выжившие мастера смогли передать свои знания новым последователям, и Годзю-рю вновь встало на путь развития.

портрет Масааки Икемияги

Масааки Икемияги

ученик Мэйтоку Яги

Карате все больше становилось достоянием общественности, и сегодня его преподают во многих школах Окинавы.

В 1970 году пятнадцатилетний Масааки начал обучение под руководством Яги Мейтоку в его Додзё. Впоследствии Яги стал не только его первым и главным учителем, но и духовным наставником, передавшим секреты традиционного Годзю-рю.

Говоря о перспективах карате в мире, Икемияги воодушевленно замечает, что им сегодня занимаются многие светские лидеры и президенты стран. Среди японских лидеров — это секретарь кабинета министров и нынешний заместитель губернатора префектуры Окинава. По мнению Сенсея, хороший пример лидеров должен подтолкнуть больше людей заниматься карате.

ГЛАВА Седьмая

Не дай себя побить,
но и сам никого не бей

Говоря об уникальности стиля, Мастер замечает, что в Годзю-рю есть потенциал, который позволяет, даже «маленькому телом человеку» стать сильным бойцом. Большинство окинавцев от рождения не обладают большой физической силой и развитой мускулатурой. Зато они наделены завидным трудолюбием. Качества, которые не дала им природа, окинавцы с упорством воспитывают в себе сами.

Лучшее, что вы можете сделать, чтобы стать хорошим каратистом, — регулярно и усердно тренироваться в течение продолжительного времени. В карате старание равно таланту. Что-то получается хорошо не потому что вы родились со способностями, а потому что у вас была одна необходимая способность — старание. Где много тренируются, там и появляются хорошие ученики.

В учении основателя Годзю-рю, Учителя Мияги, говорилось: «Не дай себя побить, и сам никого не бей». Это означает, что нужно всегда до последнего избегать конфликтов. «Если тебе кто-то нравится, скажи. Если кто-то не нравится — промолчи», — добавляет к этому свою мудрость Икемияги-Сенсей.

Мастер активно участвовал в поединках на основном острове и часто с соперниками, которые приезжали из-за границы. Вызовы были обычным явлением среди окинавской молодежи, а Масааки Икемияги всегда был первым, кто принимал их. Будучи молодым человеком, он быстро приобрел репутацию квалифицированного каратиста и мощного соперника. В некоторых случаях, когда он посещал местные турниры, соперники просто уходили, узнав, что он участвует.

Притом что Мастер был непобедим на ринге, он всегда избегал драк и провокаций в жизни. А их было немало. Подвыпившие окинавцы и туристы, узнав, что Икемияги занимается карате, специально затевали с ним ссору. Небольшой рост и отсутствие видимой мускулатуры сбивали горе-каратистов с толку. Если же по прошествии времени он встречал задиру на улице, то звал его посмотреть на тренировки в додзё и показывал, как бьют макивара. Тогда несостоявшийся противник молча уходил домой. «Это и есть победа без боя», — говорит Сенсей.

Мы избегаем конфликтов и соблюдаем мир — это посмертное учение основателя Годзю-рю, Учителя Мияги. Карате не предназначено для нападения и в нем никогда не бьют первыми. Самый большой секрет мастерства заключается в защите. В первую очередь, карате — это культура, которая содержит методы самообороны — так надо думать.

Сохранять баланс и тренировать концентрацию Икемияги Сенсею помогают занятия каллиграфией. Учитель Яги часто записывал свои учения и мысли. Под его влиянием Икемияги тоже полюбил такие поучительные фразы, которые являются духовной опорой в карате. Среди своих любимых высказываний Сенсей перечислил: «Тайна в тренировках» (надпись на картине в Яги-додзё), «Тренировка всю жизнь», «Тен ю синдзё» (японский фразеологизм, который означает «С божьей помощью») и «Дзякунен фудоу» (буддистский фразеологизм, означает «Безмятежность»).

ГЛАВА Восьмая

Сохранить истинный дух
Окинавы

Рассуждая о проблемах, с которыми сталкивается традиционное карате сегодня, часто говорят про его вытеснение спортивным карате, которое лишь отдаленно напоминает боевое искусство. Икемияги-Сенсей не считает спортивное карате соперником традиционному и никаких проблем здесь не видит. По его мнению, эти два вида карате — как две пары колес в машине. К обоим надо относиться бережно — и, как колеса в машине, их лучше продвигать вместе.

Мастер говорит, что состязательное карате — временное — им можно заниматься, только пока ты молодой. После определенного возраста становится сложно выступать на соревнованиях. Тогда ты приходишь в традиционное карате и можешь в полной мере погрузиться в исследование глубины и очарования ката.

Карате очень многогранно. Икемияги-Сенсей и его единомышленники воспринимают карате как культуру и боевое искусство. Другие люди ценят в нем состязательную составляющую — например, тренируются, чтобы хорошо выступить на Олимпиаде. Сенсей считает, что занятия карате как спортом — прекрасная мотивация для того, чтобы постепенно открыть для себя его духовную составляющую.

Иногда бывает, что люди, занимающиеся карате или боевыми искусствами, случайно попадают в ММА или другие шоу. Среди моих учеников были такие. Многие в итоге возвращались и опять основательно принимались за карате. Но есть и те, кто на этом заканчивает свой путь, о чем я сожалею.

Гораздо большие опасения у Масааки Икемияги вызывают смешанные боевые искусства (ММА). По его мнению, они представляют собой даже не спорт, а шоу с оттенком показательных боев.

Сенсей также считает, что карате без изучения основ в виде ката — не карате. По его мнению, самый неправильный путь для того, кто хочет заниматься карате, — пытаться создавать собственные приемы и техники, не зная основ в совершенстве.

Еще одно губительное заблуждение о карате — будто бы ты не становишься сильнее, сколько бы ни делал ката. Люди, которые так считают, начинают ставить под сомнение, что Годзю-рю вообще можно считать боевым искусством. Так, по мнению Икемияги, могут говорить только те, кто тренируется недостаточно или неправильно.

У карате нет конца. Пока я жив и могу вставать на ноги, я хочу продолжить тренироваться. Жизнь — это карате. Моя конечная цель — распространить в мире правильное Годзю-рю.

Даже окинавское карате не смогло уйти от влияния времени. Подход к тренировкам в большинстве додзё изменился, а философию карате многие искажают на свой лад, часто забывая о главных его принципах. Но история традиционного окинавского карате не закончилась. Пока прямые потомки основателей — такие великие мастера, как Масааки Икемияги, — каждый день приходят в зал, мир не потеряет настоящий дух Окинавы. Традиции старого карате продолжают жить, распространяясь по всему миру через последователей Икемияги-Сенсея, которые помнят, что истинную силу человека показывает его доброе сердце.